Category: история

cartoon

Настоящее имя

1998 год. Общежитие МГУ. Резюме.

- Слушай, Пашичь помоги мне резюме оформить.
- Куда устраиваешься?
- В американскую компанию.
- Понятно. Проваливай, освобождай место. Буду править твое резюме.
Пашичь садится за компьютер, и первое, что делает с моим резюме - быстро и решительно исправляет мое имя с Владислав на Владимир.
- Зачем?!
- Твое имя ни один нормальный американец не выговорит. А имя "Владимир" - им знакомо, и благозвучно.
- Но, блять, меня-то зовут не Владимир! А Владислав!!
- Так, я не понял, - поворачивается ко мне на стуле Пашичь, - ты хочешь получить эту работу, или нет?
- Хочу, - говорю.
- Если у тебя есть хотя бы один дополнительный шанс ее получить, - назидательно говорит мне Пашичь, - глупо его не использовать.
- Но меня зовут Владислав! - упавшим голосом говорю я.
- Это неважно.
...
- Ты что делаешь?!
- БУДЬ СПОК!!!
Это опять Пашичь. Он заменяет в резюме английский со словарем на флюент инглиш.
- Да я двух слов связать не могу, Пашичь!
- Всем похуй. Тебя все равно никто проверять не будет, - убедительно говорит Пашичь, - и если есть хоть малейший шанс...
- Да знаю я, знаю! Но что мне делать, если меня таки проверят, а?!
- Скажешь, что у тебя давно не было языковой практики, - легкомысленно пожимает плечами Пашичь.
- Да хер с тобой, пиши что хочешь.
- Вот, это правильно. Не мешай мне.

***

2010 год. Другое место, и другое время. Флюент инглиш.

В процессе напряженных переговоров с китайцами, мне пришлось переводить между русским и китайским английским синхронно, и через час я занемог, как говорится не в шутку. Хотя держался как мог, периодами развлекая себя и русскую публику переводами в стиле Гоблина. Переговоры поэтому шли в теплой, дружеской обстановке.

Но, сцуко, - напряженно. Потому, что мы с китайцем понимали, что вопрос цены - весьма непростой. И потому - оба вели себя невероятно искренне и открыто. Чья искренность победит - та сторона и возьмет.

- Ну, а теперь давайте обсудим вопрос гарантийных обязательств! - довольно улыбаясь, говорит директор.
- Не могу больше, - взмолился я, - мне надо минут пять побыть в тишине. Сейчас вернусь - я в курилку.

Ухожу в курилку, наслаждаясь покоем. И тут понимаю, что забыл попросить электронный ключ от двери. "Ладно", думаю, "один хер ничего не сделаешь, скоро кто-нибудь придет". Сажусь, и начинаю ждать.

Открывается дверь, и в курилку заходит искренне довольный жизнью китаец в паре с генеральным. Ага, думаю. Молодцы.
- Сигареты из Тайпея! - жизнерадостно объявляет наш гость, - угощайся.
- Блин, - говорю, - первый раз пробую китайские сигареты. Спасибо.
- И как тебе они?
- Весьма неплохо. Весьма.
- Кстати, Влад, а как твое настоящее имя?
Я буквально слышу, как лопается мозг нашего директора. Его английского на этот вопрос хватило.
- Да Влад его зовут, Влад, правда! - объясняет он непонятливому китайцу.
Но я суть вопроса понял, и отвечаю.
- Настоящее имя - Владислав. Влад - это сокращение для американцев, мое полное имя они выговорить не способны.
- Как-как?
- Вла-дис-лав.
Он пытается повторить, ошибаясь в одном слоге.
- Да, это непросто, - признает он.
- Почти получилось. А у тебя как звучит настоящее имя, Лен? - говорю я, внутренне собираясь.
- Мое настоящее имя - Йоу... йоу... йоу!
- Holy shit! - поражаюсь я.
- Ну что, можешь повторить? - довольно спрашивает он.
- Не, Лен. Даже пытаться не буду. Ни малейшего шанса. Но ведь это не имеет ничего общего с "Лен"?
- Точно. Наши языки очень разные. Мы, китайцы, выдумываем имена для вас, европейцев, специально. Каждый выбирает то имя, какое ему нравится.
- Нифига себе, - говорю.
- Такие дела. Ну что ж, теперь я знаю твое настоящее имя. Пойдем обсуждать гарантийные обязательства?

И мы пошли. А что теперь сделаешь? Все. Он знает мое настоящее имя. А я его - даже выговорить не могу.

***

1998 год. Офис американской компании в Москве. Той самой.

- О! Свободный английский! Круто! Это такая редкость! - обрадовался американец, проводивший собеседование. Он был директором R&D, - Ну, и какова была твоя специальность?
"Блять", с тоской подумал я, - "Сука ты, Пашичь..."
- Моя, эта... Давно... Давным... Давнеть не иметь языка... практик! Практик не иметь!

Глаза директора медленно округлились в изумлении, и он согнулся пополам, хрипя от хохота.
- Флюент... Инглишь... - повторял он между приступами, не в силах остановиться. Я, вежливо улыбаясь, наблюдал за истерикой.

- Ладно, - утирая слезы сказал он, - Это ничего, пошлем тебя в штаты, заговоришь. Коля вот тоже двух слов связать не мог, у него это, как это у вас называется, "английская спецшкола" была. А съездил - и ничего, тоже заговорил. Правда, Коля? А у тебя же это... Флюент... - и тут его опять скрутило.

Так меня приняли на ту работу. И - таки да, примерно полгода назвали Владимиром. Пришлось сократить это имя до наименьшего общего деноминатора - Влад. Американцы - сами понимаете, они такие. Выговорить, сцуки, не могут. Главное в этом деле - не давать не им ни малейшего шанса.